Свирепый грызун

В нескольких днях пути от одного непримечательного городка, за утопающей в зелени долиной, простирался весьма необычный лес. На картах он именовался Северным, но в народе чаще употреблялось иное название – Ночной лес. Была у него такая особенность – все животные, и прочие обитатели, бодрствовали здесь только в темное время суток. Днем же, не услышать ни пения птиц, ни звуков звериной поступи. Лишь шорох движимых ветром еловых ветвей нарушал гнетущую тишину. Однако бывали из общего правила и исключения. По непонятным причинам, некоторые существа все же изменяли своим привычкам, показываясь днем. И если ареал обитания «неправильной» особи находился рядом с одной из немногочисленных дорог, проходящих через лес – это представляло серьезную проблему. Миролюбивых созданий там имелось… не много. Поэтому, в случае обнаружения ночных существ, для их устранения нанимались солдаты, или же простые искатели приключений, готовые за разумную плату совершить подвиг, а за одно и получить шанс стать чьим-то обедом.

Положение солнца ознаменовало начало второй половины дня. В его ласковых лучах изнывало от зноя все живое, и даже растения, казалось, приклонили  стебли в мольбе о прохладе. К числу страдающих относилась и четверка людей, вяло бредущих по дороге, что вела в соседнее поселение. Но их цель находилась гораздо ближе – они направлялись в Ночной лес. Часть маршрута пролегала как раз через него.

Впереди шли двое мужчин, весьма грозного вида. Один в легком доспехе, рослый и мускулистый, с чертами лица, словно высеченными из камня. Из-за его спины виднелся огромный двуручный меч, длиной в человеческий рост. Рядом с ним, с топором наперевес, перебирал короткими ногами закованный в металл подобно черепахе, мелкий, но не пропорционально широкий воин. Верхнюю часть его лица прикрывал рогатый шлем, а нижнюю скрывала густая рыжая борода.

Группа остановилась. Шедшие позади поравнялись с впередиидущими. Слева встал облаченный в серый балахон мужчина, несший увенчанный синим камнем посох – маг. А справа оказалась женщина, с ничего не выражающим холодным взглядом, который, впрочем, ничуть не портил ее красоты. Какую роль та выполняла в отряде – было не понятно. Оружия при себе светловолосая девушка, похоже, не имела.

Перед путниками, мрачной стеной, раскинулся Ночной лес. Вековые ели угрожающе склонились над тропой, из-за чего та походила скорее на темную пещеру. Но отряд не направился прямиком в ее разверзнутую пасть, а свернул чуть в сторону.

– Двадцать минут, привал! – объявил мечник по имени Рон, бросая наплечный мешок на траву около одиноко росшей сосны.

Его примеру последовали остальные, и уже вскоре отряд  принялся пополнять запасы сил нехитрыми походными пайками, попутно наслаждаясь прохладой в тени размашистой кроны дерева. Они планировали выполнить задание, полученное от городского старейшины, до заката. Ночной лес был не лучшим местом для прогулок в темное время суток. Даже умелые бойцы, будучи в слаженных группах, редко наведывались туда после захода солнца – это было практически самоубийством. Днем же большой опасности для людей не было. Впрочем, не будучи воином или не имея вооруженной охраны соваться сюда все равно было рискованно.

Закончив трапезу, Рон стал ждать остальных, любовно поглаживая лезвие доставшегося от отца меча. Единственная в отряде девушка – Нола, прислонившись спиной к стволу дерева, со скучающим видом читала какую-то книжку из разряда «для умных». А оставшиеся двое продолжали флегматично вгрызаться в куски сушеного мяса.

– Так на что способен этот Цикронилус? – подал голос маг Матеус, – а Нола?

Девушка нехотя отложила книгу. Животное, за которым они охотились, было достаточно редким и информации о нем имелось мало. В городе, на вопрос с кем им предстоит иметь дело, она ответила коротко – «с большим хомяком».

– Кто его знает… Говорила же, сведений мало об этом виде.

– Хоть что-нибудь! – не унимался мужчина.

–  Что интересует?

– Мерзость, – тихо пробубнил Горн, впиваясь зубами в ломоть мяса.

Нола и Матеус озадаченно взглянули на жующего топорника, но тот был всецело поглощен процессом приема пищи. Кажется, он именно про нее и говорил.

– Все что известно, – продолжил маг, – лишним ничего не будет.

– Рассказывать особо нечего, – отозвалась девушка, – относится к малоагрессивным грызунам. Особая отличительная черта – наличие трех красных глаз. Об использовании магии упоминаний нет. Размеры варьируются в широких пределах, но в этом виновато, возможно, сходство  с Некролусом, крупным и крайне опасным представителем некоторых южных лесов, относящимся к классу нежити, подкласс человекоядных.

– Что еще?

– Тошнит уже, — послышалось в стороне нытье Горна.

Матеус недовольно фыркнул, но промолчал. Нола же, задумчиво вздернула аккуратный носик и продолжила.

– Еще, считается, что он травоядный. Но не точно. В общем-то, все, хотя… по словам выживших он действительно на хомяка похож. Большого такого хомяка.

– А вот это уже плохо, – Матеус скосил взгляд на жующего товарища, – мы и с одним справиться не можем.

Горн на секунду замер. Маг, заметив это, успокаивающе вскинул левую руку, а правой схватил лежащий рядом посох.

– Постой, ты не так понял, это я про другого хомя…

Но не успел он договорить, как к его лицу устремился частично обглоданный, но все еще крупный ломоть сушеного мяса. Готовый к такому повороту Матеус, активировал быстрое защитное заклинание. Со скоростью недоступной человеческому глазу из посоха метнулась навстречу угрозе голубая молния. А через несколько секунд…

– Ты дурак? – спокойно произнесла Нола, ощупывая свои золотистые волосы, в которых виднелось несколько ошметков уже больше похожего на фарш дымящегося мяса.

Маг, поняв, что слегка перегнул палку, опустил взгляд на колени.

– Горн, Матеус, прекращайте дурачиться, – мечник встал, чтобы отряхнуть с одежды налипшие куски, – о деле думать надо. В этот раз нам нельзя налажать.

– Да командир, – отозвались почти хором виновники инцидента.

***

Вскоре отряд продолжил операцию по ликвидации ночного зверя. Обширная долина осталась позади, а впереди их встречал бескрайний Северный лес. Дорога, по которой они передвигались, пролегала лишь через небольшой южный его выступ. Прохождение этого участка занимало у пешего путника не более одного светового дня. Но отряду под командованием Рона, не было нужды заходить далеко, и они рассчитывали успеть найти Цикронилуса, повадившегося разгуливать около дороги в дневное время, до заката. Иначе, само возвращение группы оказывалось под большим вопросом.

Днем Северный лес выглядел самым заурядным хвойным лесом. Кроны угрюмых елей почти полностью перекрывали солнечный свет, отчего внизу всегда царил полумрак. Лишь отдельные лучи, нашедшие бреши в плотной зеленой шапке, достигали земли, привнося в пейзаж немного жизни. Под ногами четырех друзей  хрустели ветки, беспорядочно разбросанные среди опавшей хвои. Дорога на этом участке пребывала в запущенном состоянии, и петляла из стороны в сторону, в обход оврагов и других, неудобных деталей рельефа.

Наконец, они пришли к месту, которое описывал бродячий торговец, сообщивший об опасности, о чем свидетельствовала брошенная им в панике сумка. Вообще-то, из рассказа пострадавшего, он толком и не разглядел зверя, охарактеризовав его как «свирепый монстр с тремя красными глазами». Но этого оказалось достаточно, чтобы определить вид. Несуразных трехглазых животных существовало не так много, а в Северном лесу из них были замечены лишь Цикронилусы. Правда, существовала вероятность, что из-за внешней схожести, за Цикронилусов принимали и Некролусов. Но наличие последних в здешних краях не было подтверждено документально.

– К оружию! – неожиданно выкрикнул Рон, вынимая из ножен циклопический меч.

Все члены отряда немедленно насторожились и принялись осматриваться. Все… кроме командира. Тот удивленно взглянул на подчиненных.

– Вы чего?

Посох Матеуса начал испускать слабое свечение, в готовности поразить цель. Оставалось лишь указать жертву и произнести активационный ключ. Нола оказалась под защитой мужчин, внутри своеобразного треугольника.

– Где он? — почти шепотом спросил Горн, стиснув обеими руками боевой топор.

На всякий случай Рон осмотрелся по сторонам, но ничего не заметил.

– Не знаю, мы же еще не нашли. Но готовыми то нужно быть, верно? – командир взвалил оружие на плечо и свернул с дороги, – Идемте, не будем терять время. Нола, теперь дело за тобой.

Топорник и маг переглянулись.

– Вечно он так, ни с того ни с сего заорет. Поди догадайся, что имеет ввиду, – посетовал рыжебородый воин.

– Проверка боеготовности что ли? – предположил Матеус, – ладно, пошли.

Девушка, обладавшая обширными познаниями в биологии, а также являвшаяся постоянным членом ассоциации некрологических наук, возглавила поиски. Естественный отбор в среде кишащей нежитью сделал ночных животных крайне осторожными, но оттого еще более опасными. Часто их замечали, когда было уже слишком поздно.

Отряд продвигался вдоль дороги, чуть севернее. По сторонам от Нолы шли воины. Девушка внимательно осматривала округу. Угроза могла таиться всюду.

– Рассредоточимся? – предложил идущий позади всех маг.

– Нет, – раздался мужественный голос командира,  – забыл, как в последний раз было?

Матеус вспомнил, хоть и не хотел. Полгода назад они ходили на Черного дракона. Разделившись, друзья оказались в невыгодном положении и едва смогли унести ноги. Именно поэтому, сейчас они должны, во что бы то ни стало выполнить задание. Поражение от дракона легло на отряд позорным пятном.

Поиски продолжались. Однако старания группы смельчаков могли оказаться и напрасными. Появившийся в светлое время суток зверь нарушил привычные устои своего вида, и если подумать, Цикронилусу ничто не мешало нарушить их обратно, уйдя вглубь леса и возобновив ночной образ жизни. Тем более, такое уже случалось. Но на этот раз друзьям повезло.

– Стойте, – Нола указала пальцем на небольшой бугор в сотне шагов от них, – гнездо.

– Его? – поинтересовался командир.

Девушка призадумалась, извлекая из памяти нужные сведения. А их там было много. Больше чем смогло бы поместиться во всех трех находящихся рядом головах. И тем не менее…

– Без понятия! Я что по форме кучи должна определить?

– Ладно. Проверим. Горн, идешь со мной впереди. Матеус прикрываешь. Нола ты… В общем держись за Матеусом.

Осторожными шагами отряд двинулся к логову зверя.

– Как думаешь, хозяин дома? – обратился к соратнице маг, пристроившийся левее и сзади воинов, так чтобы иметь возможность поддержать их атакующими заклинаниями.

Но ответа мужчина не дождался. Вместо него, из норы внешне похожей на простую кучу веток, высунулась трехглазая морда, развеявшая все сомнения. Цикронилус повел носом в одну сторону, потом в другую. Зверь остановил взгляд на Ноле, словно осуждая ее за «сдачу» врагу, а может у него просто не ладилось с женщинами.

Девушка от такого внимания вцепилась в руку Матеуса. Тот от неожиданности принялся спешно зачитывать боевое заклинание. Нола же, укротив эмоции, с сомнением взглянула на худощавую фигуру сосредоточенного мага, а затем на стоящих впереди воинов и короткой перебежкой оказалась за спиной последних.

– Он? – спросил мечник, повернувшись в пол оборота.

Девушка кивнула и прижалась ближе к широкой спине командира.

– Матеус работай! – скомандовал Рон.

– Есть!

Маг дочитывал заклинание. А ночной зверь тем временем продолжал пристально всматриваться в незваных гостей. Кажется, он был рассержен.

Наконец, посох окутало голубое свечение, а затем вспыхнула стремительная молния, направленная на животное. Вот только удар пришелся чуть выше, лишь слегка опалив тому черную шерсть. Цикронилус втянул носом воздух с примесью запаха паленой шерсти и несколько раз чихнул. Затем выказал свое неодобрение, показав злой оскал. Топорник сделал несколько шагов навстречу жертве, которая от вида боченкообразного существа сразу поубавила свою спесь, отступив на два шага.

– Аааа, – вдруг свирепо заорал Горн, бросившись добивать противника. Но… к изумлению друзей, тяжелый топор завис всего в паре сантиметров от все еще дымящейся макушки зверька. Два больших красных глаза испуганно смотрели в глаза воину, а третий, вероятно, глядел куда-то в лоб.

– Не мешкай Горн, – закричал командир, поняв замешательство товарища, — дракон тоже милый был, а жару нам задал.

Подробности схватки с Черным драконом, в отряде предпочитали лишний раз не обсуждать, и уж тем более не рассказывать посторонним. Детеныш был размером с дворовую собаку, но смог разметать отряд по округе так, что друзья еще половину дня искали друг друга. А начиналось все с того, что Горн решил погладить зверя, как ему казалось, совсем не опасного. На что тот отреагировал совершенно неадекватно, попытавшись спалить голову топорника. Его спас шлем и густая борода, из-за которой Горн долго комплексовал – пока снова не отросла. Как позже объяснила Нола, детеныш вовсе не хотел никому навредить. Драконы не восприимчивы к магии огня и часто применяют ее в играх между собой. Возможно, сражение представлялось ему чем-то вроде «догонялок».

Цикронилус был еще меньше, размером с крупную кошку. Капли пота стекали по наполовину закрытому шлемом лицу воина. Наконец, Горн вновь взмахнул топором.

Прости

Лезвие стремительно приближалось к мохнатой голове ночного зверя, но… в последний момент тот вывернулся и сам кинулся в атаку на еще не успевшего ничего понять топорника. Цепляясь острыми когтями за сочленения доспеха он проворно забрался по правой руке Горна до густой бороды и злобно шипя вцепился в шлем. Горн, бросив топор, сорвал нападающего вместе головным убором и швырнул подальше. Вслед летящему зверьку устремилась еще одна молния, но и она не достигла цели, угодив в дерево.

– Не уйдешь! – неистово заорал Рон бросившись за противником с мечем на перевес.

Последовал удар. Но меч рассек лишь ветки. Зверек, уклонившись, мгновенно перешел в атаку, и теперь уже Рон оборонялся. Подставив железный нарукавник он смог отбить нападение прыгнувшего зверя, и вновь взмахнул мечем.

– Матеус! – выкрикнул командир.

Маг, дрожащими руками вскинув посох начал зачитывать какое-то сложное заклинание. Нола в это время была уже рядом с Матеусом, подальше от разгневанного животного. К схватке вновь подключился Горн, желавший, во что бы то ни стало, отомстить свирепому грызуну Ночного леса. Раз за разом воины наносили сокрушительной силы удары, но проворный Цикронилус легко уклонялся и даже пытался атаковать  в ответ. Воинов спасала броня, которую зверек не мог повредить когтями или зубами. Животное стремилось атаковать наиболее уязвимые места и особенно лица. Рон не носил шлем, а Горн потерял свой еще в начале схватки.

– Черт! – с досады завопил командир отряда, когда его огромный меч ударил по стволу вековой ели, откуда только что отпрыгнул зверек.

С трудом вырвав едва не застрявшее оружие, Рон вновь бросился в атаку, на выручку проигрывающему неравную схватку товарищу.

– Скорее, – тихо прошептала Нола, обращаясь Матеусу.

Но тот ничего не ответил, сосредоточенно дочитывая заклинание. Посох мага сиял ослепительным белым светом, издавая гудящий пульсирующий звук.

– Разойдись! – наконец выкрикнул Матеус, одновременно активируя заклинание.

Земля под ногами сражавшихся стала нагреваться и дрожать. Сообразив, что к чему, воины бросились в рассыпную, стараясь как можно быстрее покинуть зону поражения. Едва они успели это сделать, как из земли взметнулись сотни голубых молний стремящихся сокрушить все на своем пути. Творился такой хаос, что никто уже не мог видеть, где находится их противник и жив ли он. Последний раз его заметила Нола, когда тот пытался избежать молний, взобравшись выше по ветвям. Но сила масштабного заклинания была столь велика, что вскоре в радиусе тридцати шагов от эпицентра не осталось ни одного устоявшего дерева.

***

Над всей пораженной площадью стелился едкий дым с примесью специфического запаха от разрядов молний. Кое-где виднелись небольшие очаги огня. Отряд осматривал образовавшуюся поляну, терпя все еще сильный жар, исходящий от почвы.

– Нашел! – выкрикнул Матеус, привлекая внимание остальных.

Отряд собрался у поваленного дерева. Под ним, придавленный, лежал Цикронилус.

– Мы вернемся героями, – довольным голосом заявил командир.

– Несомненно… – Нола склонилась над животным, в последний раз запечатлев испуганный взгляд навсегда застывших глаз.

Оставьте комментарий