Так кто же всё-таки сильней?

Положив голову на передние лапы, пёс продолжал непрерывно глядеть на небольшой участок свободной от травы земли. Что-то его определённо привлекало в этом месте, но вовсе не какая-нибудь косточка, однажды зарытая про запас, или брошенный хозяином мячик, упавший рядом. Вниманием пса завладело нечто много меньшее в размерах –  насекомые, по неведомой причине выбравшиеся на открытое пространство. «Ну и что в этом такого?» – подумаете вы. А то, что каждое из трех крохотных созданий не походило на остальных, и было совершенно неясно, что свело их вместе. Пёс изо всех сил пытался уловить суть происходящего, да только получалось не очень…

***

А происходило между тем довольно забавное действо. Самый маленький из троицы – муравей, покинувший последним чащобу из могучих стеблей травинок – сразу же направился к двум другим насекомым. Те находились в противоположной стороне окруженной зарослями площадки но, завидев знакомого, тоже двинулись навстречу.

– Ну и погода сегодня! Жуть просто! – немного не доползя до точки рандеву, возмутилась вскоре зеленая мохнатая гусеница и, взглянув на затянутое тучами небо, устало свернулась колечком в первой подвернувшейся неглубокой ямке. – Не томи, мелкий. Зачем позвал?

– Да, мелюзга, чего тебе опять неймётся? Дел, что ли, нет? – добавил второй приглашённый на разговор – жук.

В ответ на недовольство соседей по лужайке муравей лишь нервно подёрнул усиками, а после взобрался на крупный – песчинок сорок в обхвате – валун. Теперь прилёгший на брюхо черно-бурый бронированный великан оказался прямо перед ним, а гусеница всё так же ютилась чуть поодаль.

– Ну, мелкий? Мы ждём, – поторопила последняя.

Говорить начал муравей подрагивающим от волнения голосом.

– Надоело, когда ко мне обращаются с пренебрежением, – но затем он ненадолго смолк,  вдруг приосанился и уже уверенней продолжил: – Я требую, чтобы вы относились ко мне уважительно!

– А это как? – не поняла зелёная.

– Как к остальным!

Вероятно, так и не уловив сути недовольства говорившего, гусеница демонстративно, будто бы потеряв интерес, отвернулась. А вот жук, кажется, всё понял. Поджав к телу растопыренные лапки, он угрожающе медленно приподнялся.

– И  из-за такой ерунды ты отвлек меня от работы? – сказал великан, глядя на многократно уступающего в размерах муравья сверху вниз.

– Успеешь ещё шариков накатать… – огрызнулся было тот, но, завидев напирающее на него ужасающе огромное тело осёкся, хотя и отступать не стал. – Если вы больше, это ещё не значит, что вам дозволено называть меня как хочется!

В разговор вступила гусеница, до которой, наконец-то, снизошло озарение.

– Ты ведь действительно мелкий, разве нет? И чему тут обижаться?

Но муравей, упёртости которого хватило бы на целый муравейник, не намеревался так просто уступать и гордо заявил:

– Пусть я ростом не велик, зато силён, отважен и…

– Ха-ха, – нарочито медленно пробасил жук, пару раз звонко клацнув клешнями. – Силён… Отважен… Второе – может быть. От недостатка ума такое часто бывает. Но вот первое…

Муравей призадумался, постоял некоторое время, напряжённо шевеля мандибулами, а затем развернулся всем телом вправо и одной из лапок указал жуку на огромный камень.

Что произошло дальше, думаю, в подробностях описывать нет нужды, ведь похожая по смыслу детская задачка – та, которая про муравья и слона – известна, наверное, всем. Здесь всё то же самое. Но а если кратко… Жук поднял вес немногим больше собственного. Гусеница не смогла поднять вообще ничего по причине отсутствия развитых конечностей. Муравей же умудрился водрузить над головой валун, многократно превосходивший размером его самого, чем вызвал неподдельное восхищение знакомых.

– Силён, – нехотя соглашался жук, – называть тебя мелюзгой, пожалуй, действительно не стоит.

– Наверное, – сонно зевнула утомившаяся гусеница, — хотя, чувствую, что-то тут не правильно.

Зелёная собиралась сказать ещё что-то, но её прервал шлепок рухнувшей на землю капельки воды. Взгляд на небо подтвердил догадку – громоздившиеся там облака совсем потемнели, будто бы от злости на весь свет, и готовились обрушиться на природу ливнем.

Для насекомых непогода грозила весьма неприятными последствиями. И троица, пришедшая-таки к согласию по несомненно важному – только для муравья, конечно – вопросу, уже было решила разойтись, как…

***

В это самое время наблюдавший за обитателями лужайки пёс неожиданно отвлёкся. Услышав голос хозяина, он встал на все четыре лапы и неуверенно вильнул хвостом. Похоже, избалованный цивилизацией человек спешил поскорее убраться с улицы, испугавшись дождя. Да и псу, в общем-то, тоже не особо льстила перспектива принятия душа под открытым небом. А потому на повторный зов человека он радостно рванул в направлении дома, совершенно позабыв о…

За время, проведённое на прогулке, да и вообще за всё время, пёс ни разу не задумывался насколько он сильнее или слабее других. Забота хозяев избавляла от такой необходимости. И уж тем более он никогда не задавался вопросом, а как вообще правильно оценивать силу? Верно ли это делать так, как, например, сделали насекомые? Или необходимо отталкиваться не от относительных, а от абсолютных значений? Рассуждать на эту тему можно было бы бесконечно долго, однако…

Сам того не осознавая, наступив случайно на небольшой участок свободной от травы земли, пёс, кажется, сумел поставить точку в данном вопросе…

Оставьте комментарий